Спор о деньгах №111. Австрийский стиль?

Поздравляю с прошедшими праздниками! Надеюсь, выходные дни прошли весело, бурно, плодотворно и без вредных последствий для организма в виде сонливости и нежелания идти на работу))

Что касается меня, то я провела новогодние каникулы в Европе. Поскольку, что удивительно, на выпуски рассылок о путешествиях я получаю больше всего откликов, то сегодня решила рассказать об Австрии. Однако сразу предупреждаю, что со следующей недели начну писать на финансовые темы, а то рассылка уже превращается из споров о деньгах в заметки путешественника))

 

Итак. Австрия. Вена.

На мой взгляд, Вену легко назвать городом… крайностей. Наверняка ни для кого не секрет, что одно и то же качество в разных ситуациях может быть как во благо, так и во вред. Например, хорошо быть настойчивым в достижении своих целей, ведь это может привести к успеху. Однако, что, если эта самая настойчивость доводится до крайности и превращается в навязчивую необходимость добиться своего во что бы то ни стало? Как правило, в таком случае могут пострадать и сам целеустремленный человек, и его окружение.

Точно такое же двоякое впечатление «крайностей» вызывает у меня и Вена.

 

Так, например, различного рода крайности можно встретить в самой архитектуре города. Петр Вайль в своей передаче «Гений места» назвал Вену «сильно разбогатевшим Петербургом». Несомненно, сходство между двумя городами бросается в глаза, начиная с гербов и речной «улицы» в центре с похожими домами по бокам, заканчивая резиденциями Габсбургов и Романовых. Однако… Петербург – самобытен, и своей северной аристократической красотой как бы заставляет держаться от себя на почтительном расстоянии, не спеша открывать перед каждым встречным свои секреты. В Вене же чувствуется какое-то навязчивое желание угодить всем и сразу. «Решили совершить променад по магазинам? Пожалуйте в центр на Kärntner Straße. Да, у Вас там по пути справа будет Собор Святого Стефана, но, если он Вам не интересен, то не обращайте на него внимания – он всё равно с трех сторон загорожен магазинами и очень быстро скроется из виду». «Надоело любоваться на представителей стиля барокко в виде дворцов Шёнбрунн и Бельведер с их изобилием скульптуры и колонн? Добро пожаловать в Музейный квартал – там один MUMOK способен оставить в памяти посетителей неизгладимый след, не говоря уж об остальных музеях». Такие резкие переходы и смешение архитектурных стилей, несомненно, предают Вене свое очарование, но, вместе с тем, как будто лишают города своего собственного лица.

 

Вообще, свойственное австрийцам смешение стилей проявляется не только в архитектуре города. Я бы даже сказала, что толерантность и терпимость ко всему приобретает в Австрии, опять-таки, как положительные, так и отрицательные проявления. Так, например, искренне приятно было видеть в Вене отношение к инвалидам, пожилым людям и детям. В городе созданы все условия для комфортного сосуществования всех людей, вне зависимости от возраста, пола и физических возможностей. Так, все станции метро оборудованы лифтами и отдельными удобными выходами для инвалидов, благодаря чему люди в колясках ведут активную жизнь, посещая друзей, оперу и музеи абсолютно самостоятельно и без какого-либо сопровождения.

Также, несомненно, порадовало наличие меню на русском (!!!) языке практически во всех ресторанах города. Особенно приятно было это видеть после кафе во Франции, где и на английском-то меню не всегда дождешься.

С другой стороны, терпимость австрийцев распространяется и на иные вещи и приобретает не всегда приятные формы. Так, например, мне странно было видеть огромное количество изображений обнаженной натуры в городе. Во время нашего пребывания в Вене все станции метро были оклеены афишами выставки фотографа Мишеля Комте, на которых была изображена девушка с обнаженной грудью, и выставки художника Люсьена Фрейда. При этом я еще могу понять, что последнему нравилось очень реалистично изображать обнаженную натуру. Однако я все пребывание в Вене недоумевала, почему для афиши надо было выбрать его самую нескромную работу, где обнаженная спящая пара изображена в столь откровенной позе и со столь реалистично-выписанными анатомическими подробностями? Возможно, если бы я была в Вене одна, я бы придала этому меньшее значение, однако со мной было двое детей, которых хотелось бы как-то от этого оградить. И огромное изображение обнаженной женщины на стене музея Леонардо, которое отлично просматривалось от входа в детский музей ZOOM, тоже как-то не добавило хорошего отношения к подобной толерантности австрийцев.

 

И, наконец, еще одна черта, переходящая у австрийцев в крайности, это некая «правильность» и законопослушность. Так, например, я больше ни в одном городе мира не встречала такое метро. Признаться, первый раз я долго искала турникеты, чтобы прокомпостировать билет. Оказывается, город настолько уверен в честности своих граждан и гостей, что вход в метро – абсолютно открытый и свободный. С одной стороны, для тех людей, у которых есть проездные и удостоверения, подобный способ проезда способен каждый день экономить время на проход к транспорту. С другой стороны, тем, кто хочет воспользоваться разовым проездом, достаточно купить билет в удобных терминалах (также с русским языком) и при входе в метро прокомпостировать его в немногочисленных и почти незаметных устройствах. Возможно, в вагонах есть «охотники на зайцев», однако я в Вене была уже третий раз и ни разу их не видела. Из этого можно сделать вывод, что австрийцы столь законопослушны, что у города просто нет причин подозревать их в неоплате проезда.

Да и тот факт, что магазины в Вене работают с понедельника по пятницу с 8 до 18, по субботам – с 9 до 15, а в воскресенье все сплошь закрыты, также говорит о многом. Из такого расписания можно сделать вывод, что владельцы магазинов полностью соблюдают трудовое законодательство, и оплачивать сотрудникам часы работы «все графика» становится просто невыгодным.

Однако подобная правильность, доведенная до крайности, в каких-то случаях также может превратиться во вред и загнать саму себя в строгие рамки. Например, как-то мы поздно пришли на завтрак в отеле и обнаружили, что весь белый хлеб, из которого хорошо делать тосты, уже закончился. При этом на столе лежали уже готовые гренки, но, как Вы понимаете, холодные. Задачка для русского: белого хлеба нет, есть холодные гренки, есть тостер. Как получить теплые хрустящие гренки? Правильно! Засунуть готовые гренки в тостер и немного их подогреть, что я и сделала. Каково же было мое удивление, когда, увидев столь нехитрое действо с моей стороны, ко мне принеслась на всех порах тетушка-официантка, и начала мне на австрийско-английском, с добавлением жестикуляции, втолковывать, что гренки уже готовые, а тостер – для обычного хлеба! Поэтому гренки в тостер пихать ни в коем случае нельзя!

 

Именно поэтому, после посещения Вены хочется вспомнить поговорку «всё хорошо в меру». Приятно, когда человек обладает хорошим вкусом и разбирается в различных стилях, но не стоит забывать, что также хорошо бы уметь их сочетать друг с другом. Приятно, когда человек обладает толерантностью, но не стоит забывать, что терпимость ко всему может сказаться на подрастающем поколении, которое нуждается в определенных рамках и ориентирах. Приятно, когда человек законопослушен и придерживается общепринятых правил поведения, но не стоит забывать, что чересчур строгие правила не дают развиваться чему-то новому.

 

Оставить комментарий