А что, так можно было?

  • Отрицание
  • Гнев

Это – первые две из пяти стадий проживания неизбежного, которые пришли ко мне в виде обратной связи в ответ на мою прошлую рассылку.

Похоже, темой «Мошенничество в Credit Suisse» я открыла ящик Пандоры, из которого на свет посыпалось:

  • «Жесть. Хороших способов инвестировать деньги все меньше и меньше (если вообще есть).»
  • «В банках же даже самую простейшую операцию визируют как минимум 2 человека, не говоря уж о более крупных суммах. Не могли не знать.»
  • «В таком объеме странно, что так долго не замечали, работала в банке, структуру знаю, аудит на аудите внутренний + внешний, очень низкая вероятность, что совсем не замечали, скорее сговор.»
  • «А как это вообще возможно, чтобы всё это продолжалось так долго, и никто раньше не раскрыл?»
  • «Елена, вот это история! Я в шоке!»

Ну, что ж. Видимо, пришло время попытаться пофантазировать: как это в принципе было возможно? «Пофантазировать» — потому, что, увы, тот самый отчет швейцарского банковского регулятора FINMA был запрещен к публикации. Поэтому нам, простым смертным, так и не дано узнать до конца: что же там было на самом деле. Однако… можно все-таки попытаться порассуждать на эту тему, посмотрев на нее с трех разных сторон.

 

Для начала, рекомендую почитать вот эту подробную статью «Ограбление по-швейцарски» в Forbes.

 

1.  Со стороны менеджера банка Патриса Лескадрона

В данном случае вина доказана и не подлежит сомнению. Грустная история о слабости человека, который изначально подавал большие надежды и обладал «светлой головой и отличным чутьем». И ведь поначалу он действительно смог заслужить доверие своих клиентов, оправдывая их ожидания и принося прибыль.

Но… В какой-то момент он сам для себя перешел ту грань, за которой жажда всё новых вершин и результатов перевешивает понятие ЧЕСТЬ. Закончилось всё это, как мы уже знаем, весьма трагично.

 

Однако… Если с точки зрения законодательства здесь можно долго и упорно рассуждать: виноват ли в сделанном один лишь Лескадрон, то… с точки зрения морали, хорошо бы вспомнить, что в этой ситуации было еще две стороны.

 

2. Со стороны банка

Конечно, очень просто Credit Suisse «спихнуть» всё на одного менеджера и сообщить, что они здесь ни при чем и вообще «у них лапки». Однако… Будем говорить прямо: если бы Лескадрон был самозанятым управляющим – то ок, никаких претензий! НО! В данном случае он был представителем крупной надежной компании, ее лицом. И вся эта история закончилась бы гораздо раньше, если бы в банке существовал надежный и внятный контроль за деятельностью подобных менеджеров. Да и подобные менеджеры в ситуации «Большой Брат следит за тобой» наверняка действовали бы гораздо осмотрительней!

 

3. Со стороны клиентов

И, опять же, понятна и оправдана реакция клиентов на прямой обман и злоупотребление их доверием, но… Тут тоже вопрос: могли ли они сами способствовать тому, чтобы быть… обманутыми? Ох уж то самое понятие «виктимное поведение», о которое сломали копья немало криминалистов и психологов!

 

Но что, если посмотреть на факты?

— на то, что поначалу Бидзина Иванишвили давал четкие распоряжения Патрису Лескадрону, и они неукоснительно исполнялись. А потом, со временем, отношения стали настолько доверительными, что менеджер банка действовал уже даже без согласования сделок с миллиардером;

— на то, что Малкин, ставший клиентом Лескадрона в 2005г., только в 2010г. открыл family office. И именно эти управляющие провели аудит, в результате которого выявили ряд систематических нарушений, о которых сам Малкин даже не подозревал;

— и на то, что только в 2015г. управляющий уже Иванишвили обнаружил множество маржин-коллов по позициям, об открытии которых менеджер Credit Suisse не сообщал. С этого, собственно, и началось судебное дело.

 

Это я всё к чему?

Пока я писала этот пост, мне в WatsApp постучалась моя давняя хорошая клиентка и попросила оценить портфель, который ей вот буквально «прямщас» предлагают в одном крупном российском банке. Я попросила ее прислать список фондов, который входит в этот портфель.

Собственно, выяснилось, что:

  • Ежегодная комиссия этих предлагаемых фондов составляет 5,12%;
  • В том случае, если она продаст фонды раньше, чем через два года, она заплатит еще 3%;
  • Тот портфель из зарубежных инвестиций, который у нее есть уже сейчас, включает все те же самые активы, но… при этом, с минимальной ежегодной комиссией в 0,2% и со льготным налогобложением.

Вопрос: зачем переплачивать 5% ежегодно и (возможно) 3% разово?

 

Весь этот анализ занял у меня 15 минут чистого времени, параллельно с написанием рассылки.

 

И тут я хотела бы сказать следующее. К сожалению, многие инвесторы ожидают, что можно просто отдать деньги в управление известному банку – и вроде как сбросить с себя груз ответственности! Мол, «они – профессионалы, они лучше знают – пусть позаботятся о моих инвестициях»! Особенно манят в этом смысле словосочетания «private banking» и «крупный швейцарский банк»!

Увы… Если это и возможно – то лишь в какой-то Волшебной Стране Розовых Единорогов!

Сколько я за всю практику пересмотрела портфелей от крупных мировых банков – не счесть! И потому могу сказать со 100% уверенностью, что главное для управляющих – это, увы, далеко не интересы клиента, а собственная прибыль!

НИ РАЗУ!!! я не видела «банковский инвестиционный портфель», который бы ни включал активов с высокими необоснованными комиссиями, странных продуктов типа структурных нот или дорогих фондов недвижимости!

 

А потому стОит ли удивляться, что пока мировая практика private banking складывается по пути: «Наша миссия – комиссия», то мы будем получать истории типа этой?

 

Как этого избежать? Проверять и перепроверять деятельность одних профессионалов с помощью других! Собственно, именно это и сделали что Иванишвили, что Малкин – только, увы, далеко не сразу! Проведи они аудит раньше – кто знает, когда и как закончилась бы эта история…