История из практики

«Елена, честно скажу, что подписан на Вас уже несколько лет. Всегда с удовольствием читаю Ваши рассылки, и давно уж думал о том, чтобы обратиться за консультацией, но… Как там говорится? Руки не доходили посмотреть», — Вадим усмехается, рассыпая по лицу затейливую вязь из лучиков-морщинок, и я совершенно не в силах удержаться от ответной улыбки.

«Однако, — продолжает Вадим, вдруг резко становясь серьезным, — так получилось, что в результате я до Вас дошел по совсем не радостной причине…

Пару месяцев назад у меня умер брат…

Он был, конечно, старше меня, но все-таки ему еще бы жить и жить! Банально, COVID, да… Совсем внезапно это произошло! Никто не ожидал! Как-то быстро: вроде бы болезнь протекала нормально, без осложнений, а потом… раз – и всё…»

Вадим замолкает. Делает глоток из стоящего перед ним стакана с водой. Выдыхает. И продолжает уже чуть более спокойно.

«Так вот. У брата осталась жена и уже взрослый сын. Я сейчас помогаю им разобраться с наследством: где и что находится, какие бумаги и вот это всё. Благо, у нас был совместный бизнес, да и те же «дачи на Кипре» мы практически одновременно покупали, поэтому более-менее понимаю: чего и куда. Да и то! С зарубежными банковскими счетами еще только предстоит разбираться!

НО! Знаете, Елена, я тут подумал… Вот если со мной завтра вдруг что произойдет… а у меня ведь трое детей, которым еще расти и расти! Вот для них кто будет со всем этим разбираться?! Моя жена? Она сроду ни в какие бумаги не вникала! А у меня ведь тоже куча разных счетов и активов по всему миру разбросано, не говоря уж о бизнесе!

Поэтому мне бы хотелось… как-то максимально обезопасить их, что ли?

Я вдруг внезапно осознал, что все мы смертны…»

 

Задача. Вадим хотел бы «перетряхнуть» все свои активы и составить максимально-понятную схему защиты своей семьи и получения ими наследства на случай своей смерти.

Решение. Вадиму было предложено сочетание нескольких инструментов:

  1. Оформление оффшорной компании для структурирования бизнеса и недвижимости.
  2. Внесение акций этой самой оффшорной компании в качестве взноса в полис PPLI (Private Placement Life Insurance), открытый совместно на Вадима и его жену.
  3. Закрытие и перевод биржевых активов и денежных средств со счетов зарубежных банков в полис ULIP (Unit Linked Insurance Plan), открытый совместно на Вадима и его жену.
  4. И, наконец, оформление полиса классического страхования. Дополнительная выплата в случае смерти составит $10 млн.

Таким образом, получаем следующее:

  • Вместо множества разрозненных активов по всему миру — три полиса страхования с четким механизмом наследования.
  • Выгоду на комиссиях страховых в сравнении с банковской: 1,47% в год первые 8 лет и 2,44% — последующие годы.
  • Дополнительную страховую выплату в $10 млн.

 

P.s. С Вадимом также подробно обсуждалась возможность создания траста до момента достижения детьми возраста 25 лет. Однако, в данном случае инвестор решил, что прямого наследования через полисы страхования будет достаточно для решения его задач.